Вчера ездили на Алленби в "серебряные" магазины, то есть магазины, торгующие серебром для нужд ювелиров. Ну, не только серебром, а еще гольдфильдом, инструментами и всякими штуками, чтобы делать украшения и бижутерию. Я набрала очень много всего, чтобы сделать товары для магазина. Когда уже стояли на кассе, мне стало плохо, потому что вчера вообще было жарко, а в магазине еще и душно, несмотря на работающие кондиционеры. Но все обошлось, потому что пожилая кассирша принесла мне стул, а Рома дал стакан воды. Но из-за этого я не купила средство для чистки серебра и серу для чернения. Да и цепочку роло не купила, только кардано, да и ту всего 10 метров. Теперь осталось только собрать то, что я представляю у себя в голове - а представляю я много чего.
После Алленби мы еще поехали за продуктами, и вот там я окончательно устала. Настолько, что не могла заснуть до трех ночи, было ощущение, что сердце трепыхается в груди, как испуганная птица в клетке. Я даже встала, и голая пошла на кухню, где съела половину маленького арбуза. После этого я заснула, но когда опять проснулась, еще до рассвета, то долго ворочалась из-за голода и тянущего ощущения в суставах ног. Да, я опять ощущаю себя развалиной, что я умираю, что химия меня убивает и все такое. Но зато в этот раз не было ощущения растянутости времени, как в прошлый. Я понимаю это: химия точно влияет на психику, хотя вряд ли она убъет меня. И вот это ощущение собственной истонченности, как будто я стала очень хрупкой, словно фарфорвой. Не уязвимой, нет. Но теряющей телесную принадлежность. Не утвержденной в теле, не принадлежащей ему. Нет во мне сил, прежней силы и телесной радости. Я словно бесплотный дух, случайно привязанный к этой оболочке. И, надо сказать, что мое похудение на 10 кг, густой парик и болезненная бледность сделали эту оболочку гораздо более привлекательной, чем раньше. Раньше я была толстушкой средних лет с круглым лицом и жиденькими волосиками, все время липнущими к черепу. Теперь у меня есть скулы, остатки великолепных когда-то бровей (да, это чуть ли не единственное в моем лице, что никогда не заставляло меня стесняться) и копна прямых, всегда красиво уложенных, искусственных волос длиной чуть ниже подбородка, с выглядящим естественно мелированием. Вся одежда теперь красиво ниспадает с моего худого тела. Не слишком худого, европейского размера M и 30 - джинсов. То, что нужно. То, что делает меня больше мной, чем раньше.

@темы: бытие